2 авг в 06:25 <<Хулиганка >>
Маша и Заяц

Люблю друзей. Но я не верю им –
Обманет друг, любимая изменит.
И только враг не склонен к перемене –
Он навсегда останется моим.
(Валерий Винарский)

Не знаю почему, но Маша, особенно первое время, пыталась стать мне второй матерью. Она готовила еду, тщательно взбивала ложе, а иногда, подкрадываясь как кошка в ночи, целовала в лоб. Я делал вид что сплю и сладко сопел, а Маша сидела надо мной, и улыбка не сходила с ее лица. Пожалуй, я даже моментами стал относиться к ней как к маме. Я мог прижаться к ее груди и все тяготы покидали уставшее тело. Чем я заслужил такую любовь? Поди узнай. Может было во мне нечто эдакое, что и сам я не мог разглядеть. А может просто повезло и господь подарил мне ангела во плоти. Помню мы как-то сидели у окна. Вечерело. Я жмурился глядя на затянутое облаками небо. Маша бросив хлопоты подошла и обняла так крепко, что случись Армагеддон, ни богу, ни дьяволу не разорвать ее объятья. Пожалуй, ее любовь сделала меня сильнее. Я проникся важностью своей миссии, миссии мужчины в доме – опоры, надежды, защитника. Отлучившись по делам, я мчался домой так, будто тысяча чертей гналась за мной со свистом и улюлюканьем. Я вскакивал в комнату и останавливался, глядя на цветущую Машу, а черти, потерпев очередное фиаско, со свистом уносились в печную трубу. Все-таки как прекрасна любовь. Недаром так много говорят об этом. И здесь, в первую очередь, важны не тесные объятия, хотя что греха таить – они бывают чертовски приятны, а неуловимый взгляд, поцелуй, подаренный мимоходом, или легкое поглаживание. Осознание того, что ты любим, такой как ты есть, неидеальный, обычный, заурядный, но лучший и самый дорогой на свете. Друзья делали вид, что подсмеиваются над нашими высокопарными чувствами, но сами втихаря вернувшись домой пытались разглядеть в своих избранницах мою Машу, а потерпев фиаско, отползали восвояси горько вздыхая и сетуя. По прошествии пары лет наши чувства никак не остыли друг к дружке, как не каркали вороны за окном. Они просто стали другими. Маша меньше походила на мать и больше на спутницу, безусловно принимая мою мужскую решимость и уверенность, принимая без укоров и обид. Теперь уже я, проходя мимо спящей красавицы, мог потереться или чмокнуть в курносый нос, а она с закрытыми глазами сладко улыбалась в ответ.

В детстве, совсем маленьким, я смотрел мультики «Ну Погоди» и плакал, когда заяц вновь и вновь побеждал волка, оставляя его в дураках. Ночью мне снился голодный волк, щелкающий от холода зубами, и огромный злобный заяц, норовивший волка больнее ущипнуть и выставить за дверь в лютый мороз. Видения со временем прошли, и я забыл детский ужас, но сегодня, во время минуты дневного сна, я вновь увидел его – огромного неприятного зайца, капающего ржавой слюной на ковер. Он пришел в мой дом, долго присматривался и недобро косил налитым глазом. Проснувшись от ужаса, я как-то скис. Придумали бы ученые телепортацию, я отдал бы все богатства за право оказаться рядом с Машей прямо сейчас. Ее же не было непривычно долго. Я даже уснул, и проснулся лишь от дверного щелчка. Маша старалась пройти на цыпочках, но я от растерянности не успел улизнуть, и мы встретились глаза в глаза, как встречаются два ковбоя на узкой тропе. Как мне хотелось ее ударить. Но я просто ушел в ночь в чем был не сказав ни слова. Оставшись на улице, я поднял вверх глаза и увидел зайца, что плавал в небе как полная луна. Его взгляд привычно выражал злобу и ненависть, а изо рта на землю падала холодная ржавая слюна. «Гад», - крикнул я, рассекая ночную глушь.

Сегодня мне стал интересен ответ на вопрос: «Я был тряпкой всегда или стал ей благодаря Маше?». Почему я не уйду, не уеду вдаль, а забросив все дела прячусь неподалеку, чтобы питаясь мусорными объедками иметь возможность наблюдать за Машей и ее новой любовью. ОН, а я иначе не могу его называть, переехал к Маше в аккурат на следующий день, после моего бесславного ухода. Я видел как Маша целует ему на ночь глаза, а ОН называет ее мамой, слегка шлепая по попке. Маша краснеет и тушит свет, а я долго стою под окнами раз от раза разрезая едва зажившую рану ножом, а толстый противный заяц посыпает ее свежей солью. «Гад», - кричу я в открытое небо. Мой голос стал настолько тих, что никого не сможет потревожить, но мне крайне нужно выкричаться перед сном. Ночь часто приносила мне сладостное забвение. Я спал, обнимая какую-то уличную бедолагу, как и я, выкинутую зайцем из привычной жизни, и простое тепло проникало в тело отгоняя тревоги. Зато рассвет всегда был пыткой. Я видел, как мерзкий зайчишка толкает Солнце вверх, чтобы скорее разбудить и вернуть к так заждавшимся меня мукам. Я грозил ему кулаком, а он мерзко улыбался в ответ. Сегодня Маша привезла из роддома своего малыша. ОН выбежал во двор и схватив дитя в охапку целовал его и Машу поочередно. Я плакал и был счастлив за них. «Тряпка», - кричал мне опешивший заяц прямо с небес. Наверно я и вправду такой. Кто знает? Может кто-то должен быть тряпкой, и эта миссия досталась именно мне. От моей прямоты заяц заткнулся убравшись прочь. Мои объедки теперь стали слаще, а ночи не так уж резали холодом. Я мчался во двор, чтобы втихаря охранять малыша – частичку Его и моей Маши. Я мог даже играть с дитем, когда взрослых не было рядом, а потом, прячась за баками, пытливо созерцать окрестности. Однажды малыш заплакал, указывая куда-то в бок. «Заяц, заяц», - голосил мой малыш. Я выскочил из засады и ринулся вперед. Заяц стоял, обнажив свою злобную усмешку. Я прыгнул и, пролетев сквозь, больно ударился о землю. От удара я затих. Придя в себя, я вдруг вспомнил, что назвал малыша «мой». Отчего-то стало стыдно. Чего я лезу в жизнь людям, создавшим семью и так любящим друг друга. Я поднял взгляд в небеса и пролетавший там заяц от ужаса трусливо умелся в облака. «Тряпка», - кинул я вслед.

Старость без дома печальна тем, что одиночество – лучшее, а не худшее из того, что может произойти. Отсутствие рядом других гарантирует тебя от ударов, шлепков, плевков и издевок. Старик на улице как мишень притягивает к себе охочих к озорству и зверству. А затаившись в тиши, ты чуешь как жажда потихоньку высасывает соки из тела и голод вторит ей. Ты можешь уйти наслаждаясь болью, тихо и спокойно. Я уже почти был готов сделать это, но весьма подряхлевший заяц вновь решил посетить меня. Он также был стар и худ, словно был моим отражением, болячки струпьями покрывали его тело. Он молча звал меня вперед и махал рукой, призывая срочно идти. Я выпил из лужи и буквально полз вперед. Но заяц тянул так, будто тысяча чертей неслось за ним вприпрыжку. Я пошел быстрее, затем опрометью вбежал во двор. ОН садился в машину. Забитая вещами, она бибикнула и скрылась в облаке дыма. А на балконе плакала Маша, прижимая моего сына к груди. Я уже было хотел бежать по лестнице вверх, но тормознув, глянул в открытые небеса. «Спасибо», - крикнул я зайцу. Тот молча махал рукой в ответ, не забывая капать ржавой слюной.

Я вбежал на этаж, благо дверь была нараспашку, в свою квартиру. Я был так стар, грязен, вонюч, но Маша узнала меня мгновенно. «Вася», - крикнула она мне, - «Василий». Не знаю, каждая ли мать так плачет над вновь обретенным сыном. Маша целовала и купала одновременно. Она кормила и взбивала мою постель. Наш сын взирал на нас в полном изумлении. Уложив обоих спать и двигаясь как кошка, Маша подкралась к нам ночью и вдоволь нацеловав, смотрела, не отводя взгляд ни на минуту. Под утро, я вновь был хозяином в доме. Я правил в нем твердой рукой, чувствуя себя основой, опорой и защитой. Сын прятался за спиной, когда ночные тени пугали его щупальцами, а Маша, как и положено спутнице, стояла рядом, крепко меня обняв.

Заяц пришел ко мне в последний раз этой ночью. Отчего-то мне стало жаль косого. Я погладил его по голове и потянул к себе за лапу. Лунная дорожка свесилась к нам через балкон. Старость. Я крепко поцеловал Машу. Похоже, я должен снова уйти. Не хочу слез Маши и сына, пусть даже сам не увижу их. Пусть лучше считают, что я вновь ушел в никуда, чем рыдают над моим телом. Я крепко сжал лапу зайца.

Что делать, шестнадцать лет. Наверно, я и так не мало пожил для кота.


С уважением,
адвокат ЮК «Амбер»
Семен Ханин


Сообщество: <<Хулиганка >>
51 0 6 0

Комментарии (2)

Показать комментарий
Скрыть комментарий
Для добавления комментариев необходимо авторизоваться
Доценты
Тысячи игроков! Сотни банд! Шесть районов! Ждем...
Версия: Mobile | Lite | Touch | Доступно в Google Play